На пути развития торгового сотрудничества между Россией и Европейским союзом остается немало барьеров правового характера, в том числе касающихся технического регулирования. Гармонизация стандартов может стать эффективным инструментом промышленной и потребительской политики, с помощью которого Россия и ЕС могут влиять на развитие рынка.

Разница на миллион

Те, кто ездил на поезде из Москвы в Европу, знают, что в Бресте вагонам меняют колеса из-за разницы в ширине колеи — 1435 мм в Западной Европе и 1520 мм в России и СНГ. Эта остановка — пример того, как разница в техническом регулировании сказывается на развитии и динамике торговых и в данном случае транспортных связей. Однако если с железными дорогами разницу в нормировании уже кардинально не исправишь, то в промышленности различия в технических регламентах преодолеть куда легче.

Техническое регулирование касается установления определенных норм в технических регламентах, которые оговаривают требования по безопасности, охране окружающей среды, энергосбережению и информированию потребителя. Разница в нормах, установленных в технических регламентах и директивах, которая помешает товару попасть на другой рынок,— это технический барьер. Сертификация — признание товара соответствующим требованиям регламента. Если продукт им удовлетворяет, он получает знак соответствия РСТ, CE (в ЕС) или EAC (в Таможенном союзе). Органы по сертификации могут пройти государственную аккредитацию.

Хотя отраслевое сотрудничество между Россией и странами—участницами ЕС началось значительно раньше, единый диалог между Москвой и Брюсселем в области технического нормирования (стандартизация, техническое регулирование и процедуры оценки соответствия) был запущен только в 2005 году. С российской стороны основной партнер — Министерство промышленности и торговли, со стороны ЕС — гендиректорат Еврокомиссии по предпринимательству и промышленности.

Европейские партнеры рассчитывают упростить доступ к российскому рынку и расширить сотрудничество с РФ и Таможенным союзом. По словам замглавы генерального директората предпринимательства и промышленности Еврокомиссии Антти Пелтомакки, первым шагом, расширяющим доступ на рынок, должно стать сближение и гармонизация регуляторных систем и технического регулирования для промышленных товаров. Вторым — сближение законодательных баз. Наконец, третий шаг — усиление сотрудничества на техническом уровне, «будь то в области стандартизации, аккредитации, надзора за рынком или любой другой области».

«Российский экспорт в ЕС в основном сырьевой»

Практическое выражение эти шаги получили в совместных программах. В 2010 году гармонизация технических регламентов была включена в инициативу РФ—ЕС «Партнерство для модернизации». Параллельно в 2009–2011 годах Москва и Брюссель занимались реализацией проекта «Сближение систем технического регулирования, стандартизации и сертификации ЕС и России» с бюджетом в €2,5 млн. Его основной целью было сближение законодательства в области технического регулирования в России и ЕС «для снижения административных и технических барьеров во взаимной торговле».

Продолжение проекта с бюджетом €1,3 млн и аналогичным названием было решено запустить в прошлом году. Как заявил замминистра промышленности и торговли РФ Глеб Никитин, «этот проект призван способствовать модернизации российской системы технического регулирования, надзора за рынком, оценки соответствия и стандартизации». К работе по реализации проекта привлечены европейские и российские эксперты. Проект рассчитан на три года.

Кроме того, ведется работа в рамках трехлетнего проекта «Сближение систем аккредитации России и ЕС» с бюджетом €500 тыс. Существенная часть финансирования будет направлена на приглашение европейских экспертов, параллельно будет вестись обучение в России. Всего на этот год по проекту запланирована экспертиза около 40 подзаконных актов.

Российским компаниям, уверены эксперты, все это должно открыть путь к экспорту на рынки европейских стран. «Экспорт ЕС в Россию включает в себя в основном промышленные товары,— напомнил господин Пелтомакки, выступая в московском Центре международной торговли (ЦМТ) на первой международной конференции по техническому регулированию РФ—ТС—ЕС.— Но когда мы смотрим на российский экспорт в Европейский союз, мы понимаем, что в основном это до сих пор сырьевой материал». «Когда мы запускали реформу технического регулирования в Российской Федерации, то отставали от Европейского союза, например, по экологичности автомобилей и выпускаемого топлива на десять лет,— согласен гендиректор ЦМТ и экс-замминистра промышленности и торговли Владимир Саламатов.— Сегодня мы практически максимально приблизились к европейскому уровню за счет системы технического регулирования, которая выстроена как система, которая стимулирует постоянное повышение уровня безопасности и конкурентоспособности в целом».

«Мы не можем в одночасье взять и принять»

Российская сторона к сотрудничеству готова, однако задача при этом — избежать подводных камней при разработке, внедрении и применении технических регламентов. «Мы все прекрасно понимаем, что не можем в одночасье взять и принять у себя все, что есть в ЕС,— говорит один из собеседников “Ъ”, знакомый с ходом переговоров.— Точно так же там не могут перейти на нашу систему. База для сближения есть, надо просто понять, как безболезненно это сделать». Именно поэтому речь о «сближении», а не просто «отмене» барьеров и «принятии» стандартов: их эффективность в разных странах будет зависеть и от природного, и от бизнес-климата.

Если исключить из их подготовки бизнес, а также неэффективно или медленно разрабатывать нормативы, «можно получить противоречивые, оторванные от жизни или устаревшие технические регламенты»,— делится другой собеседник “Ъ”. Если же контроль за процессом потеряет государство, есть риск картельного сговора или лоббирования тех или иных стандартов. В результате страдает потребитель, получающий менее качественную или безопасную продукцию при неоправданно широких рамках, заданных техническими регламентами, или более дорогую и дефицитную — при определении слишком узких рамок.

Грамотно устанавливая и гармонизируя минимально необходимые стандарты безопасности и качества, государство стимулирует конкуренцию и постоянное повышение качества. В итоге потребитель, наоборот, выигрывает. «При покупке продукции, например, стиральной машины, покупатель оценивает ее потребительские свойства исходя из критерия цена-качество. При этом он также обращает внимание на ее энергоэффективность, которая характеризуется соответствующим классом, указанным на маркировке,— рассказал “Ъ” господин Саламатов. — Безопасность продукции обеспечивается процедурами, установленными государством (в настоящее время большинство обязательных норм содержится в технических регламентах Таможенного союза). Подтверждением прохождения всех обязательных процедур является знак евразийского соответствия EAC, аналог европейского знака CE».

Наконец, изучение опыта европейской интеграции в этой сфере полезно и для проекта ТС. Напомним, при сближении технических стандартов с Россией, ЕС приходится вести переговоры на двух уровнях — национальном и Таможенного союза. «В настоящее время до сих пор в РФ действуют десять национальных технических регламентов,— отмечает замминистра Никитин.— Но мы активно движемся в сторону прекращения их действия и полного перехода на регулирование на уровне Таможенного союза».

Галина Дудина

"Коммерсантъ" от 18.03.2014


Москва, 109240, Россия
Котельническая наб., д.17, офис №300 (схема проезда)

Телефон/факс: +7 (495) 663-04-50

E-mail: rgtr@rspp.ru
|Обратная связь


Яндекс.Метрика
 

Создание сайта —