Успеет ли Кыргызстан реализовать ее до вступления в Таможенный союз?

Эксперты, экономисты, политологи рассуждают о грядущем вступлении Кыргызстана в Таможенный союз и единое экономическое пространство, запланированном на начало будущего года. В минувший четверг в ИА «24.kg» прошел круглый стол «Дорожная карта ТС: как без ошибок преобразовать перспективы в реалии?». Правда, сложилось впечатление, что модератора мероприятия Джумакадыра Акенеева волновали не ошибки, а сроки: успеем ли мы к январю 2015-го (то есть практически за полгода) выполнить необходимые пункты Дорожной карты по присоединению к Таможенному союзу? Именно этим вопросом он донимал едва ли не каждого из экспертов, чиновников и представителей бизнес-кругов, присутствовавших на мероприятии. И в завершении круглого стола сделал непонятно на чем основанный вывод: успеем! В основном же обсуждение свелось к выяснению того, достаточно ли правительство взаимодействует с бизнес-сообществом и населением в плане их информирования о происходящих процессах.

Напомню, что Дорожная карта, состоящая из десяти разделов, была утверждена в конце мая в Астане решением Высшего Евразийского экономического совета. Утверждение карты, конечно, не означает автоматического вступления в ТС, но можно сказать, что одной ногой мы уже там. По сути, документ представляет собой алгоритм шагов, которые республика должна предпринять, чтобы стать полноправным членом союза. Шаги эти надо сделать в сфере таможенного администрирования, торговой и финансовой политики, санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля, технического регулирования и так далее. Чтобы представить себе объем работ, достаточно, наверное, привести в пример только сферу таможенного администрирования в части, касающейся оснащения пунктов пропуска в соответствии с требованиями ТС. В документе их больше десятка: автодорожные пункты пропуска (АДПП) «Иркештам», «Торугарт», «Достук», «Кызыл-Кия», «Кайрагач», «Кызыл-Бель» (а пункт пропуска «Карамык» на кыргызско-таджикском участке границы еще построить надо), железнодорожные (ЖДПП) — «Кара-Суу», опять же «Кызыл-Кия», «Джалал-Абад», «Шамалдысай», авиационные — «Манас», «Ош», «Иссык-Куль», «Каракол», «Баткен – аэропорт»… Для их оснащения требуется множество систем: радиационного контроля, электронного учета автотранспортных средств, а также их очистки и дезинфекции, бесконтактного измерения температуры у физических лиц, сбора и утилизации биологических отходов, резервного электропитания, обнаружения оружия, наркотических средств и других товаров, запрещенных к ввозу и вывозу, инженерные средства охраны, контроля доступа и охранной сигнализации, видеокамеры и так далее. Причем срок исполнения этих пунктов — «до присоединения» — помечен звездочкой, значение которой объясняется ниже: «при условии наличия источников и необходимых объемов финансирования». А с этим у нас, как известно, всегда серьезные проблемы. Так что акенеевское «успеем ли?» было вполне себе к месту.

Чиновники на его вопрос отвечали размыто, уклончиво: дескать, сроки, конечно, очень сжатые, но мы стараемся, надеемся и верим. Тот же представитель Государственной таможенной службы (по части оснащения пунктов пропуска в графе «исполнитель» указана именно она) Акылбек Бербаев, принимавший участие в обсуждении, заверил собравшихся, что таможенники сделают все возможное, чтобы уложиться в отведенное время.

— В Дорожной карте таможенного законодательства касаются 46 пунктов, — заявил Бербаев. — Но в целом перед ГТС стоят три задачи: модернизация таможенной системы, обустройство и техническое оснащение таможенных пунктов пропуска и приведение нормативно-правовой базы в соответствие с требованиями ТС. Мы сделаем все, чтобы провести необходимые мероприятия до 1 января 2015 года.

О том, выделены ли для этого достаточные средства, не было сказано ни слова. Тем не менее, по мнению заместителя директора департамента развития интеграции Евразийской экономической комиссии Сергея Шухно, Кыргызстану по силам реализовать Дорожную карту.

— Да, масштабы предстоящей работы огромны, — сказал Сергей Степанович. — Подписанный договор президенты Беларуси, Казахстана и России предварительно изучали восемь раз, он сотни раз детально пересматривался экспертами высочайшего уровня. Евразийская экономическая комиссия плотно работает с участниками интеграции. 23 июня в Сочи пройдет очередное ее заседание, и наряду с другими вопросами мы будем рассматривать вопрос реализации вашей Дорожной карты. Мы считаем, что невыполнимых пунктов в ней нет и процесс присоединения республики к ТС завершится в плановом порядке.

Нет контакта

Что касается недоработок, то, например, Марс Сариев в ходе обсуждения зафиксировал две: плохая, как он выразился, коммуникация между правительством и бизнес-средой, а также между правительством и населением.

— По логике чиновников, вхождение республики в ТС — это прежде всего геополитический шаг, но если не будет системного подхода к процессу, расхлебывать заваренную кашу предстоит предпринимателям, — заявил Сариев. — У бизнеса в союзе тоже своя логика — он носит агрессивный характер, там не все гладко, идет постоянная борьба между белорусскими, казахстанскими и российскими предпринимателями… Россияне, например, покупают рис в Казахстане, упаковывают его у себя и продают опять же казахам, и таких коллизий очень много. А наши бизнесмены — это челноки, и со своей челночной психологией они входят в совершенно новую среду агрессивного бизнес-мышления, поэтому надо подумать о том, как помочь им быстрее адаптироваться. На мой взгляд, нужно сформировать комиссию, которая могла бы создать целевую карту наших бизнес-интересов, а их лоббированием занималось бы правительство. Вторая проблема — отсутствие коммуникаций между правительством и населением. И этот «зазор» успешно используют противники присоединения республики к союзу. Мы не слышим голоса кабмина, предпринимателей, зато слышим голос — причем очень громкий — так называемого гражданского общества, которое более системно подходит к информационной работе, чем чиновники.

Об этом же говорили и присутствовавшие на круглом столе представители бизнес-кругов. Президент Союза предпринимателей КР Мелис Бекназар улуу заявил, что из-за нехватки информации многие бизнесмены не могут оценить степень своей готовности к вхождению в ТС. « В Кыргызстане ни одно производство не может покрыть хотя бы половину потребностей Казахстана, не говоря о России, — сказал он. — Нужно определить, какие отрасли для нас приоритетны и с какими из них мы входим в Таможенный союз. Этим вопросам необходимо уделять больше внимания».

Исполнительный директор Союза предпринимателей Нургазы Жокунов поддержал его.

— Союз предпринимателей поддерживает вхождение в ТС, так как это открывает доступ к большим рынкам и энергоресурсам, дает возможность перехода от челночного бизнеса к производству, — заявил Жокунов. — Но Дорожную карту по вступлению в Таможенный союз мы увидели недавно. Ее обсуждение и принятие происходило в основном на уровне чиновников. У нас возник ряд вопросов, в том числе по преференциям, которые предложены Кыргызстану. Говорят о льготных ставках по 400 кодам ТН ВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности ТС — классификатор товаров, применяемый таможенными органами в целях проведения таможенных операций. — Е.А.), но мы их не видим. Хотелось бы, чтобы вся информация о происходящих процессах была более открытой, прозрачной и доступной.

Такого же мнения придерживается и Гульнара Ускенбаева, представлявшая на круглом столе Ассоциацию поставщиков. По ее словам, ассоциация пристально следит за всеми процессами по ТС и от того, насколько оперативно и открыто правительство сможет решить все проблемы, в том числе законодательные, зависит своевременная перестройка производителей под новые условия, позволяющие в полной мере использовать открывающиеся возможности.

— Мы готовы оказать любую поддержку правительству, предоставить кабмину мнения людей бизнеса относительно того, как можно было бы решить ту или иную проблему, с тем чтобы процесс присоединения к ТС прошел для наших предпринимателей как можно безболезненнее, — сказала Ускенбаева. — Изменение правил игры всегда сопровождается определенной ломкой и последующей перестройкой, что требует дополнительных средств. Необходимо, чтобы каждый предприниматель знал, сколько денег ему надо будет «зарезервировать» на модернизацию своего предприятия в соответствии с требованиями ТС.

Исполнительный директор Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Санарбек уулу Алишер обратился к чиновникам с конкретной просьбой.

— Согласно официальной статистике, доля торговли и сферы услуг в разрезе оте-чественной экономики составляет 52%, — проинформировал он собравшихся. — Это, конечно, очень плохо для нашей экономики, но факт есть факт. Неофициально же данный показатель равен 68%. Соответственно, вступление в ТС отразится прежде всего на этих двух сферах, в которых занято наибольшее число кыргызстанцев. Я хотел бы в качестве пожелания обратиться к нашим властям. Да, как здесь говорилось, чиновники принимают решения, озвучивают их, а исполнителем выступает бизнес-сектор. Поэтому принимая решение, берите за основу расчеты реального сектора экономики. Есть много проектов, где предприниматели предлагают свое участие в виде софинансирования, и мы бы хотели, чтобы все эти проекты действительно были рассмотрены с нашим участием. Большое недоумение вызывает открытие каких-то совместных предприятий с чужим капиталом — необходимо, чтобы приоритет отдавался нам.

Представитель Ассоциации нефтетрейдеров Улан Кулов озабочен тем, что наши нефтеперерабатывающие заводы не соответствуют экологическим требованиям стран ТС.

— Технический регламент на нефтепродукты, действующий в рамках союза, предусматривает распределение ГСМ по экологическим классам, — сообщил Кулов. — У каждой страны есть свой график перехода на них. Наши предприятия не отвечают данным требованиям, даже новый завод в Кара-Балте собирается производить топливо класса «Евро-3». Но этот стандарт уже со следующего года будет запрещен в России и Беларуси, а еще через год и в Казахстане. Если наши НПЗ хотят экспортировать свою продукцию в страны союза, им придется модернизировать производство.

А вот текущий льготный режим поставок нефтепродуктов из России, по мнению Кулова, сохранится. «Однако при этом они должны предназначаться только для внутреннего потребления, — уточнил он. — Если мы захотим экспортировать ГСМ, необходимо будет провести переговоры. Например, Беларусь получает нефть из России, перерабатывает ее и экспортирует в Европу, а взимаемая при этом экспортная пошлина перечисляется в российский бюджет. Но белорусам удалось договориться о том, чтобы с 2015 года половина пошлины (порядка полутора миллиардов долларов) оставалась в их бюджете.

Об «отсутствии коммуникаций» между правительством, бизнесменами и обывателями заявил и шеф-редактор журнала «Однако. Евразия» (Москва) Семен Уралов.

— Здесь говорят о 60% осведомленности населения КР о Таможенном союзе, но 60% — это очень низкий показатель, — полагает Уралов. — С моей точки зрения, реализация Дорожной карты должна быть максимально публичной и понятной. Вот, к примеру, насущная проблема — пункты пропуска: необходимо создать визуальную информационную систему (интерактивную карту), на которую следует нанести все места перемещения товаров и транспортных средств, требующие оснащения, и указать, что вот этот пункт обеспечат всеми необходимыми системами, допустим, к октябрю, вот этот — к ноябрю, а вот с этим есть определенные проблемы, но они будут решаться так или эдак. А пока реализация карты идет на уровне чиновников, до населения доходят только слова «мы что-то делаем». А что конкретно вы делаете? В результате, когда экономическая ситуация начнет претерпевать какие-то резкие изменения, люди не поймут, с чем они связаны. Второй момент, который я хотел бы отметить: в общественном понимании вступление Кыргызстана в ТС подразумевает интеграцию со всей Россией. Но это ведь не так. Ключевыми рынками для КР являются прежде всего Урал и Сибирь. Скажем, Казахстан открывает крупные торговые представительства именно в этих двух регионах. Полагаю, предпринимателям Кыргызстана надо разъяснить важность налаживания связей с отдельными регионами и городами России: какие из них и по каким товарным позициям приоритетны? Прямая экономическая интеграция между Кыргызстаном и пятью-шестью ключевыми регионами РФ способна вытащить экономику республики из болота.

Отметил Уралов и еще один нюанс: Армения, заявившая о вступлении в союз позже Кыргызстана, на сегодняшний день выполнила практически все пункты своей Дорожной карты и окажется в альянсе быстрее.

Есть контакт

У чиновников, принявших участие в круглом столе, противоположная точка зрения. Точнее говоря, весомый чиновник был один — заместитель министра экономики Данил Ибраев. Остальные — сотрудники различных отделов министерств. Данил Турсунбекович в основном и брал слово. Что касается Армении, которая окажется в ТС раньше, то она, по его мнению, «при всем уважении, не так глубоко, как мы, все это изучает».

— Мы встречались с армянскими специалистами — они очень грамотные и сильные, — сообщил Данил Турсунбекович. — Но у нас ситуация тяжелее, чем у Армении, не имеющей общих границ со странами союза. Нам надо строить лаборатории, пункты пропуска, оснащать их, привести в соответствие с требованиями ТС порядка 30 законов, защитить наши позиции в парламенте, где нас явно не обласкают. Работа предстоит жаркая, жесткая и сложная.

Да и 60% населения, осведомленного о том, что такое Таможенный союз, как считает чиновник, очень даже хорошая цифра, что бы там ни говорил Семен Уралов. Конечно, ее требуется довести до 90–95%, и над этим правительство усиленно работает.

— Если я не ошибаюсь, в России — пусть Сергей Степанович (Шухно. — Е.А.) не обижается, — о ТС осведомлено не более 40%, населения, и это притом что РФ состоит в союзе порядка трех лет, — заявил он. — Мы, возможно, где-то недорабатываем, но активно действуем в этом направлении. Так, 13–14 июня члены правительства отправились в регионы, проводили там разъяснительную работу, рассказывали гражданам об экономических и политических аспектах вступления республики в ТС, о преимуществах и рисках, которые нас ожидают. Группа с участием руководителей МИД, Минсельхоза, Минтруда и Государственной таможенной службы была в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях. Группа, возглавляемая вице-премьер-министром Валерием Дилем, провела встречи в Таласской областной госадминистрации и в Чуйской области. Группа, которой руководил министр экономики Темир Сариев, ездила в Нарынскую и Иссык-Кульскую области. Что касается бизнес-среды, то и здесь я бы хотел несколько подкорректировать слова ее представителей. Межведомственная комиссия, которая занималась переговорами, включала в себя и бизнесменов. Когда мы разрабатывали план действий по инвестированию определенных проектов, мы все вместе выезжали в резиденцию, жили там несколько дней (сидящие здесь представители предпринимательской среды тоже в этом участвовали), каждый вносил свои предложения. Исходя из этого и была создана карта проектов, в которые целесообразно прежде всего вкладывать средства по принципам долгосрочности, создания рабочих мест, экспортной ориентации, импортного замещения и конкурентоспособности товаров. Можете называть ее, как Марс Сариев, — целевой картой наших бизнес-интересов. И в этом плане у нас есть поддержка со стороны РФ: подписано двустороннее соглашение о создании фонда, из которого будут инвестироваться перспективные проекты. Основная задача фонда — оживление экономики за счет доступа малого и среднего бизнеса к заемным и оборотным средствам.

И на нефтепродуктах, по мнению Ибраева, мы вполне сможем зарабатывать — надо просто уметь договариваться. «Объемы топлива, поставляемого из России, соответствуют республиканскому потреблению, баланс соблюдается, — сказал Ибраев. — В странах Таможенного союза существует практика, когда ввозимое в государство топливо перерабатывается, а затем экспортируется. Мы тоже сможем зарабатывать таким образом, все решается посредством переговоров. Ведь и сейчас мы беспошлинно получаем ГСМ только благодаря хорошим взаимоотношениям двух стран».

Единственное, с чем чиновник полностью согласен, так это с тем, что бизнесу действительно будет непросто: страна, два десятка лет жившая за счет перепродажи китайского товара, не сможет безболезненно перейти на более высокий уровень.

— Таможенный союз — это сложная конкурентная среда, там непростые технические регламенты, нашему бизнесу тяжело будет переориентироваться, но рано или поздно он все равно будет вынужден пойти по этому пути, — сказал Ибраев. — Развиваться, ничего не делая, не получится

Елена АГЕЕВА.

Газета "Московский Комсомолец"


Москва, 109240, Россия
Котельническая наб., д.17, офис №300 (схема проезда)

Телефон/факс: +7 (495) 663-04-50

E-mail: rgtr@rspp.ru
|Обратная связь


Яндекс.Метрика
 

Создание сайта —